en | ru
Главная > НАШ КОЛЛЕКТИВ > Клешкова Светлана Аркадьевна, учитель русского языка

Клешкова Светлана Аркадьевна, учитель русского языка

Окончила Ялтинское педагогическое училище по специальности «преподавание начальных классов общеобразовательной школы». Работала учителем начальных классов в начальной школе г. Ялты, преподавателем русского языка как иностранного в Люксембурге.

В школе «Калинка» преподаёт письмо, чтение, грамматику.

О себе, о школе, об учениках

Мне близка цитата Чехова, и я не устаю её повторять: «В человеке всё должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли...» Приятно, когда наши соотечественницы, приехав в Люксембург, не теряют желание и умение поддерживать себя в форме во всех смыслах.

Свой первый рабочий день в «Калинке» я помню очень хорошо, ведь я была среди тех, кто принял самых первых наших учеников. В самом начале у нас было всего четверо детей, вскоре их стало шесть, а через несколько месяцев – двенадцать, и тогда мы разделили учеников на две группы, два класса. Занятия начались в феврале, а уже в мае мы подготовили первый концерт, который всем очень понравился.

У меня был опыт преподавания в школе на родине, но, конечно, работа с детьми-билингвами отличается. Например, совсем по-другому надо строить предложения, объясняя материал, ведь дети здесь могут не понять русские слова и выражения, которые прекрасно понимают их сверстники в русскоговорящей стране. Фразы нужно делать проще, предложения – короче.

Встречаются ребята, которых очень сложно разговорить. Но сложность даже не в том, что они практически не могут выразиться по-русски, а в том, что родители не способствуют развитию этого навыка у ребёнка. Если в билингвальной семье мама хочет, чтобы её ребёнок знал русский язык, она должна говорить с ним на этом языке, чтобы ребёнок постоянно практиковался. Каким бы ни был язык общения в семье, с мамой нужно говорить по-русски. Мой сын говорит с отцом по-итальянски, семейный язык общения – французский, но один на один с сыном я говорю только на русском языке.

Я всегда мечтала учить детей, и моя мечта сбылась. Мама хотела, чтобы я стала доктором, и я честно пыталась: ходила на подготовительные курсы, даже на вскрытии утопленницы не потеряла мужества. Но на операции по удалению грыжи я увидела разрез с кровью и поняла, что врачом мне не быть.

А вот при поступлении в ялтинское педучилище всё как будто складывалось само собой: никуда не надо было уезжать, грамота по русскому языку и литературе давала нужные баллы, поэтому для поступления сдать надо было только математику... Училище я закончила с красным дипломом, получив право преподавать все предметы начальной школы – от русского языка и математики до физкультуры и природоведения.

Когда я ходила на курсы французского языка в Люксембурге, работа, как говорится, сама нашла меня: мне предложили сотрудничать с языковой школой – преподавать в одном из банков русский язык как иностранный. После рождения ребёнка от этих занятий пришлось на время отойти, но мы продолжали поддерживать отношения с коллегой Ольгой Берелидзе, через которую я познакомилась с Анной Григорьевной, когда открывалась школа «Калинка».

Возможно, мои требования кому-то кажутся завышенными, мы действительно много трудимся на уроках. Например, детям, у которых слабо развита мелкая моторика, сложно осваивать письменные буквы, им приходится «тянуться» за другими. Но письмо же и помогает укрепить все те мышцы, которые были недостаточно развиты, поэтому польза получается двойной.

Чтобы преподавать по учебникам, которые мы используем в Русской школе «Калинка», мы специально два раза ездили на интенсивные семинары, где объяснялось, как правильно работать по ним. У нас есть специальная программа, методика, разработанная специалистами.

Наш преподаватель истории искусств так умела подать свой предмет, что невозможно было не увлечься им. Я до сих пор люблю ходить на выставки, коллекционирую наборы открыток, посвящённых Третьяковской галерее, произведения художников. Сама я не художник, но понимаю, как нарисовать портрет или пейзаж, как соблюсти пропорции.

Я безумно люблю музыку, беру уроки игры на баяне. Продвигается дело со скрипом, потому что я не самый одарённый в плане музыки человек, но практикуюсь с удовольствием.

В течение 10 лет я занималась в хореографической студии, возможно, танцевала бы и дольше, но, когда мне было 26 лет, выяснилось, что у меня с детства деформированы чашечки коленных суставов, поэтому это увлечение пришлось оставить.

Моя мечта – вырастить детей хорошими людьми. Неважно, чем они будут заниматься, главное, чтобы они сохранили частичку «нашей» культуры. И мне не так важно, будут в итоге мои ученики говорить по-русски или нет, но хотелось бы, чтобы они не забывали свои русские корни и гордились ими. Неважно, откуда дети: из Беларуси, Украины или России, я говорю в общем о нашем менталитете русскоговорящего мира.