en | ru
Главная > НАШ КОЛЛЕКТИВ > Селянский Пётр Алексеевич, преподаватель шахмат

Селянский Пётр Алексеевич, преподаватель шахмат

Окончил Тамбовский педагогический институт (факультет физического воспитания) в 1990 г. Педагогический стаж работы — почти 10 лет.

В Люксембурге с 2001 г. Работает в Русской школе «Калинка» с 2011 г.

О себе, о школе, об учениках

Мой первый день в «Калинке» был немного сумбурным. Собралось 16-20 детей разного возраста, и некоторые из них даже не имели чёткого представления о том, что такое шахматы. С каждым ребёнком нужно было пообщаться, определить уровень его знаний и разделить детей на группы. Конечно, одного занятия на это не хватило, но в итоге все проблемы были решены.

В «Калинку» я пришёл после некоторого перерыва в педагогической деятельности: я получал юридическое образование и работал по этой специальности; но начало моего трудового стажа связано именно с работой в школе.

Мне очень запомнился один ученик, который был у меня в классе в самый первый год работы в школе, сразу после армии. Меня назначили классным руководителем седьмого класса, который никто не хотел брать. В нём было всего семь детей, но среди них был один сложный ученик – Валера Брагин, хулиган каких поискать. Его боялись все, в том числе и директор, потому что 16-летний рослый подросток мог, например, запросто подставить ему подножку, толкнуть. Я начал работу учителем физкультуры и убедился, что Валера совершенно не реагирует на вежливые замечания и делает то, что хочет. Директор готовился увольняться, потому что терпеть выходки подростка больше не мог. Но мне хватило одного разговора «по-мужски», но без рукоприкладства, конечно же, чтобы Валера очень сильно изменился. Он стал помогать мне вскапывать ямы для прыжков, готовить спортивный инвентарь, делать замеры, оставался после уроков, чтобы помочь мне убрать спортзал. Оказалось, дело было в том, что не находилось человека, который мог бы стать для него авторитетом. Через какое-то время мальчика забрали в милицию, а потом в детдом, в ту школу он, к радости многих учителей, больше не возвращался. Но спустя несколько лет я встретил его на вокзале, он первым меня заметил и заговорил со мной. Сказал, что помнит меня и благодарен за то, что я тогда наставил его на путь истинный. Он окреп, стал кандидатом в мастера спорта. И я рад, что мне удалось изменить чью-то жизнь к лучшему.

В «Калинке» у меня таких проблем, конечно, нет. Мы с детьми друг друга понимаем прекрасно, даже если кто-то не очень хорошо говорит по-русски. Некоторые мамы уверяют, что дома их дети не слушаются, а у меня с этими же ребятами никаких конфликтов не возникает.

Интересно то, как ученики погружаются в шахматы, учатся замечать многообразие различных ситуаций на доске, выбирают наилучший ход из 20 возможных. И им нравится разбираться в этом и, конечно, нравится побеждать! Когда они чувствуют, что уже что-то умеют, что могут выиграт даже у родителей, начинают заниматься с удвоенным интересом.

У меня есть ученики, с которыми мы занимаемся уже 4-5 лет, и я вижу, чего они достигли. Научиться переставлять фигуры можно за два месяца, а вот тактику игры можно и нужно совершенствовать бесконечно. В шахматы люди тренируются играть всю жизнь, накапливая опыт.

Мне очень нравится работа с детьми, гораздо больше, чем работа по юридической специальности. В школу я когда-то пришёл целенаправленно: у меня был прекрасный учитель физкультуры, и мне хотелось пойти по его стопам. Теперь у меня большой опыт взаимодействия с детьми, мне нравится устанавливать с ними контакт, что-то объяснять. Я бы никогда не ушёл из школы, если бы не кризис 90-х. А теперь я счастлив, что могу снова быть педагогом.

Нет таких вещей, без которых я бы не смог обойтись. Если есть руки, можно сделать что угодно. Не раз в жизни я начинал с нуля, и всё получалось.

Своим ученикам я бы пожелал запоминать, что рассказывают им преподаватели, и брать от школы всё.